• 11430.07
  • 12299.90
  • 147.90
weather Ташкент: +25°C
Detail image

Джадидизм – это идеология исламского модернизма в Российской империи конца XIX – начала XX вв. Он противостоял кадимизму – консервативному направлению в российском исламе. Иногда джадидизм понимают широко как синоним мусульманского модернизма в целом и тогда к нему относят даже таких людей как Джамалуддин аль-Афгани. Непосредственным основоположником джадидизма стал крымскотатарский просветитель и политик Исмаил Гаспринский, который в 1883 г. начал издавать газету «Переводчикъ-Терджиман» на крымскотатарском и русском языках. В том же году он открыл первую джадидскую школу в Бахчисарае. Большое внимание Исмаил Гаспринский придавал и образованию женщин.

Слово «джадид» в составе словосочетания «Усул джадид» (новый метод) появилось в 1898 г. в связи с обновлением учебных программ в татарских медресе. Введение нового метода происходило спонтанно по инициативе молодых учителей («мугаллимов»). Однако консервативные круги мусульманского духовенства из Оренбургского управления увидели в этом потерю своего авторитета и обвинили сторонников «нового метода» в замене арабского языка на татарский, в «европеизации», а также в потенциальных секулярных и революционных настроениях.

В Российской империи население делилось не по национальному, а по религиозно-конфессиональному принципу. В связи с этим одним из сегментов российского общества были мусульмане, объединенные в духовные управления. Общая модернизация России в XIX в. (индустриализация, распространение просвещения) ставили перед российскими мусульманами выбор: либо модернизироваться со всей страной, либо уйти в изоляцию. Соответственно, произошел неявный раскол на джадидов и кадимистов. Неизбежным примером для российских мусульман XIX в. была Османская империя, что обуславливало пантюркистский уклон в джадидизме.

Джадиды находились под огромным влиянием европейской политической мысли, особенно конституционных идей, а также младотурецкого движения в Османской империи. Они выступали за парламентаризм, полагая, что принцип представительной власти закреплен в Коране под термином Шура (совет). Женщинам декларировались избирательные права. В начале джадиды исповедовали принцип конституционной монархии, но с 1917 г. они стали склоняться к республиканским идеям. Классические джадиды выступали за культурно-территориальную автономию (мухтариат) Туркестана в рамках России, однако в эпоху Первой мировой войны радикальное крыло начало выступать с протурецких позиций. Джадиды отстаивали идеи революции.

Не умаляя роль религии, джадиды настаивали на открытии врат «иджтихада» (право самостоятельного творческого прочтения Корана), что было немыслимо без распространения науки (илм) и просвещения (маориф). Они полагали, что ислам не запрещает европейской одежды и равноправия женщин. Ценностью джадидов был позитивистский прогресс, который осуществляется в интересах страны (Ватан) и народа (миллат).

Начало движения связано с введением в мектебах и медресе звукового метода обучения грамоте взамен буквослагательного, так называемого «усул-и джадид» — нового метода. Джадидисты критиковали религиозный фанатизм, требовали замены устаревших религиозных школ национальными светскими, ратовали за развитие науки и культуры, выступали за издание газет на родном языке, за открытие культурно-просветительских учреждений, что способствовало сплочению демократических сил общества.

В результате был установлен учебный год c экзаменами и осуществлен переход к классно-урочной системе преподавания. Кроме того, в новометодных школах вводились стандартные европейские способы обучения – парты, журналы успеваемости, скамьи, доски, деление учеников на классы, а учебного времени – на уроки.

В старометодных школах ученики обучались грамоте за 3-5 лет, в джадидистских – за год. Преподавание перешло с арабского и тюрки на татарский язык, который обрел также статус учебного предмета; существенно расширилось изучение и других светских дисциплин. В школах помимо религии изучался русский язык, фарси, история (тарихи), география и арифметика.

Впервые новый метод обучения был введен в медресе «Гусмания» (Уфа), «Хусаиния» (Оренбург) и «Мухаммадия» (Казань). Первые татарские, башкирские и казахские преподаватели, последователи джадидизма, были выпускниками медресе братьев Хусаиновых «Хусаиния», а также реформированных медресе Каира и Стамбула, педагогических курсов в городах Бахчисарай и Касимов. Со второй половины 1890-х гг. профессиональных учителей стали готовить медресе «Расулия», «Галия», медресе в Стерлибаше и др. К началу XX века звуковой метод обучения прочно утвердился в ведущих мектебах и медресе Башкирии. В 1897 г. в Оренбурге открылась первая в крае новометодная женская школа. В 1916 г. в Российской империи существовало уже более 5000 джадидских школ, основанных на «новом методе».

В Азербайджане выразителем идей джадидизма был азербайджанский ученый, философ, художник и врач Али-бек Гусейнзаде. Джадидизм имел влияние и в Дагестане (Нухай Батырмурзаев). В период Российской империи духовным центром Казахстана был Оренбург (впоследствии центр Киргизской автономии), где в 1891 г. была открыто джадидское медресе Хусаиния. При медресе было организовано «Общество изучения казахского языка».

В конце XIX в. территория Туркестана в административном плане состояла из Русского Туркестана, а также Бухарского и Хивинского ханств. Последние два были зависимы от России и политически, и экономически, однако официально считались суверенными. Российские власти неохотно вмешивались во внутренние дела этих вассальных государств. Вследствие данной политики ханские администрации вплоть до событий 1917 г. старались придерживаться традиционного метода управления, а также сохранять внутреннюю земельную и экономическую политику. Несмотря на консервативное отношение властей к разным нововведениям и старания русской администрации уменьшить какие-либо связи с внешним миром, идеи модернистского движения, охватившего весь мусульманский Восток в последней четверти XIX в., все же проникли в Бухарское и Хивинское ханства. В этом деле основную роль сыграли мусульмане внутренних областей России, в частности, лидер джадидского реформистского движения Исмаил Гаспринский, который взаимодействовал с дворцовыми элитами Бухарского и Хивинского ханств.

И. Гаспринский был более близок к Абдульахаду, чем к другим лицам в Туркестане. Их долгие отношения складывались неоднозначно, но продолжались вплоть до смерти последнего. Абдульахад, хорошо воспринимавший идеи И. Гаспринского, не был способен внедрить их в своем государстве. Нерешительность Абульахада стала основной причиной называть его «защитником консерватизма», хотя мыслил он по-другому. Можно утверждать, что Абдульахад был искренен в своих обещаниях
И. Гаспринскому помочь в распространении его замыслов и планов в Бухаре. Именно из этих соображений И. Гаспринский не терял надежду на осуществление задуманного. Их отношения, как и отношения И. Гаспринского с другими чиновниками бухарской администрации, внесли огромный вклад в развитие джадидской идеологии в Бухарском ханстве.

Хивинские правители Мухаммад Рахим-хан II и Асфандияр, а также премьер-министр Исламходжа были основными официальными лицами, которые имели непосредственную связь с Гаспринским. Мухаммад Рахим-хан высоко ценил усилия Гаспринского по выведению мусульман из тупика невежества. В отличие от бухарских правителей и чиновников, он открыл двери Хивинского ханства для новометодных школ, хотя они не получили такого распространения, как в русском Туркестане. В развитие новых образовательных и других социальных учреждений в Хиве внес огромный вклад премьер-министр страны Исламходжа, который организовал сеть новометодных школ, основываясь на консультациях И. Гаспринского, обеспечил эти учреждения необходимыми учебными принадлежностями. Его трагическая смерть прервала ход осуществляемых в Хивинском ханстве реформ, а начатые дела не получили дальнейшего развития. Асфандияр, впоследствии не сумевший вырваться из дворцовых интриг, остановил начатые с большим размахом реформы и в итоге сам стал жертвой этих козней.

Исмат КУЧИЕВ

Продолжение следует

Подобные новости